Happy birthday to me!

Сегодня, четвёртого июня, мне стукнет 49. Не прямо сейчас, а вечером, потому что мама родила меня в 10.30 вечера. Роды были стремительными: на всё про всё- два часа и вуаля: девочка с "самыми огромными" ресницами за всю историю киевского роддома на Подоле (так пошутила врач-акушер) появилась на свет.
Итак, мне 49 и что я в итоге имею, кроме "самых огромных" ресниц? Ну, например, пару лет назад у меня на писе вырос седой волосок. Я показала ему средний палец и выдернула его пинцетом для бровей. На следующий день все его братья-седые волоски пришли ко мне на моё лобное место к нему на похороны и хором показали мне свои средние пальцы. Я достала было пинцет, но плюнула и устроила всем седым волоскам братскую могилу при помощи мужской бритвы для тримминга бороды. При этом на поле боя погибло немало ни в чём неповинных волосков цвета шатен (да-да, я ещё и ненатуральная блондинка!), но кто же считает такие мелочи в борьбе за жизнь и молодость? Лес рубят-щепки летят.
Кроме ужасов, перечисленных выше, я ещё пукаю, когда писаю и писаю, когда чихаю, у меня растут усики над верхней губой, без бюстгальтера мои сиси висят как уши ирландского сеттера, а моя шея по степени морщинистости превосходит даже мужской член, когда он в расслабленном состоянии болтается, показывая на "полседьмого".
Чтобы выглядеть на 45 в мои 49, я вложила в своё лицо годовой бюджет страны третьего мира ( но кто ж считает? кто считает?) и вынесла без единого стона пытку укола филлеров в губы, хотя если бы такую пытку применили к узникам Гуантанамо, сукиного сына Осаму бен Ладена убили бы на несколько лет раньше.
Но о чём ещё я сегодня думаю, кроме жалких попыток косметической войны с непобедимо-неминуемым? О том, что к почти полтиннику самыми главными оказались самые неглавные вещи, ну вот буквально ничего нeзначащая чепуха.
Вот, например -морда моей собаки, когда она, сучка, глядя мне в глаза взглядом оленёнка Бемби, писает, по кобелиному задрав лапку, на ковёр в моей гостиной
... или её же морда, положенная на переднюю лапку в тот момент, когда она засыпает и её веки, пружинисто прыгая, наконец окончательно закрываются и в комнате раздаётся божественный звук её храпа.
...момент, когда ОММ бросает в свой мартини кубики льда, и они тетрисно опускаются на дно стакана и делают его запотевшим, а я в это время смотрю не отрываясь на косточку на его пальце руки, которую он выбил играя в бейсбол ещё в детстве. Понятия не имею, почему я могу с улыбкой олигофрена смотреть на эту несовершенность его пальца часами...
...дочкино "айлавьюмам" в телефоне, потому что это "айлавьюмам" уже звучит не в губах, а где-то глубоко в груди, т.е. уже совсем по-женски и меня умиляет, что моя девочка стала совсем взрослой.
... и даже жёлтый зрачок яичницы, с которой начинается каждое моё утро... да-да, даже глупый желток приносит мне по утрам радость.
... Вот ведь почти полвека промелькнули хомячком в колесе, а думается сегодня почему-то о всех этих пустяках. Никаких тебе говнозадорных подведений итогов, никаких тебе постановок полных глыбокого смысла целей. Наверное потому, что после всех борьб и борьбей, выпавших на мою карму, проигранных ли, выигранных ли, стало по кайфу просто БЫТЬ, раскудрить меня через коромысло.
Так что давайте просто "БУДЬМО" , малята. Это я, если что, уже тост произнесла и уже чокаюсь с вами. *БДЗИНЬК!*

У друга вышла новая книга.

Я очень редко делаю перепосты, но это как раз тот случай, когда я делаю это с огромным удовольствием. Пять лет назад в моей жизни был очень трудный период. Я, как полудохлая рыба, лежала на брюхе на берегу, раздувая жабры и понимая, что до воды мне не доползти. И не доползла бы, если бы не эта книга Максима, на которую я совершенно случайно набрела в Живом Журнале. Месяца три я читала дневник жизни Макса, русскоговорящего корейца, живущего в Германии, а потом доползла до воды, нырнула поглубже и поплыла, блестя чешуёй, как ни в чём не бывало. Дневник жизни Макса Цхая, положенный в основу этой книги, вернул меня к жизни. Я подумала, а вдруг кому-то тоже поможет и перепостила анонс о выходе книги. Макс, я тебя очень люблю и желаю тебе сбычи самых дерзких и фантастических мечт. Пусть у твоих книг будет счастливая-пресчастливая судьба.

Originally posted by domminik at "Тяжелая рука нежности" - уже в продаже.
В издательстве АСТ вышла моя новая книга "Тяжелая рука нежности".

Картинка

Она мне нравится больше предыдущей. Так получилось.
Иногда, продолжение получается лучше. В этом нет моей заслуги, события жизни развивались стремительно и становились все увлекательней. В этой книге рассказывается как я вступил в братство байкеров, в мотоклуб которому служил верой и правдой почти четыре года. Про то как меня, за подобный образ жизни, отправили валить немецкий лес. И как это оказалось весело.
А еще, в этой книге много любви. Даже больше, чем в предыдущей.

Москвичи, как всегда, могут найти ее в магазине "Москва" на Тверской.
А почтой ее удобнее всего заказать здесь:
http://www.labirint.ru/books/473201/
Или (на Украине) здесь:
http://kniging.com.ua/…/tyazhelaya_ruka_nezhnosti_22148.html
Или (в Белоруссии) здесь:
И, само собой, на ОЗОН-е - куда хотите.

Большое спасибо продюсероскому центру "Иван" и лично - его генеральному директору Александру Бондареву, Евгению Гришковцу и Дмитрию Воденникову за аннотации к книге.
Марточка - я должен.

С богом, поехали!

О важности произношения.

Уже не помню сейчас на какую фразу ОММа я ему ответила по-русски:
-Здравствуй, жопа, Новый год!
ОММ попросил перевести на английский и я ему сказала, что по-английски это doesn't make any sense, но всё равно перевела.
ОММ свёл скобочками брови и сказал:
- И правда doesn't make any sense.
- Told you!- сказала я, - это одна из тех фраз, которые звучат только в своём языке, а употребляем мы её, когда хотим обозначить, что собеседник сказал или сделал что-то, чего мы от него не ожидали.
ОММ попытался повторить:
-Дразду жёпа новигот.
- Для начала неплохо,- снисходительно похвалила я американца.
Следующие несколько часов прошли в работе над произношением. От слова "здравствуй" мы отказались в первые же несколько минут. ОММ сказал, что проще вернуть Крым Украине, чем произнести бледнолицему американцу это неподъёмное нагромождение букв. "Новый год" получился практически без усилий и почти без акцента: "новигот" . Застряли на "жопе." У ОММа получалась "жЁпа", но никак не "жОпа." Под конец первого часа тренировки ОММ взмолился: "Может и так сойдёт? Ну чем "жёпа" хуже "жопы?"
Я обидчиво надула губы:
- Не хочу даже слышать никаких "жЁп." Если ты меня любишь, то скажи мне "жОпа."
ОММ меня любил, но сказать "жопа" всё равно не мог.
По отдельности он без усилий произносил звуки "ж" и "о", но как только пытался их соединить в "жо", получалось "жё."
Потом ОММу пришла идея:
- А давай я выпью стаканчик мартини, чтобы расслабить мышцы губ?
Я думаю, что ему скорее всего захотелось расслабить мышцы мозгов от такого нечеловеческого напряжения, но даже не подала виду, что догадалась и сказала заботливо: - Пей сколько надо!- и даже услужливо побежала к холодильнику доставать оливки с голубым сыром, пахнущим давно нестиранными носками.
Но увы, ни стаканчик мартини, ни оливки с "блу чизом" не помогли: получалась всё та же "жёпа."
Я даже на счёт "one, two, three" держала его губы своими руками в форме круга, чтобы получилось это злополучное "жо." Не получалось.
В конце концов я сказала ему:
- Слушай, чёрт с ней, с жопой этой. Обходились мы без неё до этого как-то и дальше обойдёмся.
А про себя подумала: "Таки рождённый ёкать, окать не может..."

Bсе мы немножко лошади...

Случайно наткнулись с ОММом в ТВ на программу об особой породе испанских лошадей, которых выращивают и дрессируют в Австрии ( Вена) для "лошадиного балета." Очень интересная передача о том, как эти красавцы рождаются, как их кормят, как их лелеют, дрессируют и годами готовят к перфомансу. Причём к перфомансу допускаются только мальчики. Девочки- никогда. Девочек тоже дрессируют, но "на сцену" никогда не выпускают.
В передаче был очень интересный момент. Когда жеребцы подрастают, люди им дают право самим устанавливать иерархию "среди самих себя" (лошади- девочки и в этом процессе тоже не участвуют). Для этого люди оставляют табун жеребцов на зелёной лужайке, а сами на время уходят. Жеребцы какое-то время тусуются на лужайке, а потом... каждый из них накладывает дымящуюся коричневую кучку на зелёной травке. Вот никогда не угадаете, кого жеребцы выбирают на этом "основании" самым главным вожаком-лидером. У меня промелькнула мысль о размере гениталий ( как психологу мне не чуждо профессиональное выгорание). ОММ выдвинул более политкорректную версию о размере коричневой кучки. Мы оба не угадали: жеребцы выбирают своим вожаком того, чьё дерьмо самое вонючее.
И тут же как-то совсем по-новому прозвучало: "Деточка, все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь..."

Историческая правда.

Мы с ОММом подсели на американский сериал прашпионов "Тhe Americans". Уже третий сезон кайфуем. Я так насмотрелась, что смогла подобрать пароль к сайту одного из своих бывших бойфрендов, взломать и подсмотреть сто лет не нужную мне инфу. * в этом месте вся толпа моих бывших ломанулась менять пароли на своих сайтах, бгг*
ОММ был под впечатлением и посоветовал подать заявление на работу в американскую разведку. Огорчился, когда узнал, что меня уже не возьмут из-за возраста, да и не смогу я отжаться от перекладины 20 раз.
Но щас не об этом. Американским фильммейкерам необходимо привлекать больше консультантов с "советской" стороны. Показывают в одном из эпизодов тюрьму лефортовскую ( 80-ые г.г). Героиня-КГБ-стка, работавшая на американцев и за это осуждённая советскими, сидит и писает на грязное ведро в своей камере. Напротив- кровать с харАктерным одеялом. Ну в общем, всё, как и должно быть в Лефортово. Но тут героиня Нина встаёт с ведра, берёт с пола рулончик белоснежнейшей туалетной бумаги и подтирает свою роскошную (нужно отдать должное) попу этой бумагой. Я захихикала. ОММ, сидящий рядом, удивляется:
- Ты чего хихикаешь, honey?
Я поставила ТВ на паузу, пошла взяла рулончик советской туалетной бумаги, которую храню, как реликвию, и показала американцу:
- Как ты думаешь, что это?
- Э-э-э,- почесал голову ОММ,- бумажная лента для кассового аппарата в супермаркете?... Хотя почему она такого тёмно-коричневого цвета?
Других версий у ОММа не было. Американец, не нюхавший в жизни пороха, что с него возьмёшь.
- Нет, дарлинг, это- советская туалетная бумага, - говорю я.
ОММ попробовал промакнуть этой бумагой пятно воды у кухонной мойки:
- Так она же вообще не впитывает влагу, какая же это туалетная бумага???
Так и не поверил мне. А когда я ему объяснила, что в Лефортово в 80-ые г.г. и такой не было, то он вообще мне сказал, что если я буду продолжать так безбожно врать, он мне никогда и ни в чём больше доверять не станет.
А я подумала, хорошо, что в кадре героине Нине коробочку с тампаксами в камеру не положили, а то бы я рассказала ОММу, как мы в 80-ые (на воле, не в тюрьме) тряпочки в большой кастрюле на плите вываривали, а потом пришпиливали их английскими булавками к трусам.
Вот тут, на фейсбуке, я видела где-то в чьих-то каментах после просмотра сворованного Левиафана "учётчица с фабрики железных наконечников для шнурков" (с) по имени то ли Маня, то ли Клава, написала, что у них в районном центре Сибири женщины писю так креативно, как актриса Лядова, не выбривают. Дескать, очернил коньюктурщик Звягинцев, женщин России. Так мол захотелось Звягинцеву Оскара, что исказил правду о лобковых причёсках женщин российской глубинки. И не только о причёсках.
Я Маню понимаю и очень с ней эмпатична. Мне тоже обидно, когда историческую правду, а хоть и в маленьких бытовых деталях, искажают в своих произведениях продюссеры в погоне за славой и прибылью.

Туфли.

В конце 80-х, когда я всё ещё проживала на территориях, оккупированных большевиками, мне позвонила моя одноклассница Милка:
- Слушай, мать, в строительном тресте, где работает моя маман, будут давать туфли. Австрийские!!! Давать будут только сотрудникам треста, рабочим-строителям и членам их семей, но кто там знает, член ты или не член моей семьи. Давай я тебя с собой возьму, хош?
Дорогие читатели моего блога, вы помните конец 80-х- начало 90-х в советской Украине? Вы тогда видели живую женщину, которая бы сказала "нет" австрийским туфлям? И я не видела. Я только и сказала Милке:
- Ты ещё спрашиваешь?
И мы "пошли на дело."
У строительного треста ( дело было на правом берегу Киева, недалеко от Подола) уже стояла мрачная толпа, состоящая из служащих треста, пролетариата и членов их семей. В аккурат посерединке толпы стоял грузовичок-броневичок с откинутыми бортами и египетской пирамидой из коробок с австрийскими туфлями на нём. На броневичке- женщина, секретарь парт. комитета треста, кричала в рупор:
- Не более одной коробки в руки, товарищи. Следите внимательно, чтобы в толпу не затесались посторонние!
Через несколько часов подошла наша с Милкой очередь. Получив туфли, Милка прижала коробку к груди и подморгнула мне: "Давай мол, не бзди!"
Но не тут-то было. Как только я назвала свой размер ( 37-ой), на меня с интересом посмотрела главная раздатчица туфель с громкоговорителем в руках:
-А вы, собственно, кто?- спросила она меня. - Я что-то не припомню, чтобы вы у нас в тресте или на стройке работали.
- Я- родственница работающих в тресте - быстро нашлась я (к счастью, я вспомнила, что отчим другой моей одноклассницы, Марианны Штейнгольд, работал в этом же тресте).
- И кто эти работающие? Назовите имя!- грозно потребовала раздатчица.
Голос раздатчицы звенел, как бараний рог в Роша Шану, а я, наоборот, старалась говорить как можно тише, чтобы толпа меня не дай бог не услышала.
- Я- дочь Мили Бляхера!- гордо сказала я.
-Какого ...хера?- ещё громче переспросила раздатчица.
- Бля....хера- ещё тише сказала я.
- Она говорит, что она дочь Мили Бляхера-a-a!!!- заорала в громкоговоритель, направленный в толпу, раздатчица с грузовичка. "Бляааааа!!!!!!" "Хееееееера!!!!!!!"- разнеслось над толпой эхо громкоговорителя. И тут из толпы, как чёрт из табакерки, высунулся дяденька-пролетарий и заорал:
- А как твоё имя?!
- Марианна Штейнгольд,- не моргнув сказала я.
- Всё нормально!- закричали голоса из толпы,- дочь Эммануила Давыдовича зовут Марианной Штейнгольд. Выдайте ей одну пару в руки.
Не тут-то было. Тот же дяденька, который из табакерки, закричал:
- Да из неё такая Штейнгольд, как из меня хер, бля!
- Бля...хер- робко поправила я дяденьку и уже почуяла неладное.
-Ну Бляхер, бля- мужик сплюнул сквозь прокуренные зубы.
-Да не Марьяна это вовсе!- заорали какие-то другие тётки.- Мы Марьяну видели- это не она.
- Самозванка!!!- закричала теперь уже вся толпа хором и развернулась в моём направлении. От страха и безнадёги я застыла мраморным памятником Ленина. Воцарилась кладбищенская тишина и только слышно было как свистят на ветру волосы в носах у разъярённого пролетариата перед сбросом очередного памятника.
Вся моя жизнь пронеслась в моей голове кинокадрами. Я вспомнила, что так и не успела выйти замуж и родить ребёнка. Очень захотелось передать предсмертный привет своим родителям через Милку, но её и след простыл. Я зажмурилась в ожидании своей незавидной участи, как вдруг раздался голос одной из помощниц раздатчицы туфель:
- Мужики, бабоньки, все ходовые размеры закончились! Остались только маленькие 33, 34 и 35.
Это был Голос Неба, я знаю. Толпа тут же забыла про меня и начала потихоньку расходиться. Многие женщины, кому не достались туфли, плакали. Мужчины закурили папироски, смахивая скупую слезу.
- Куда же мы эти коробки с маленькими размерами сбагривать будем?- закручинились раздатчицы туфель.
Я робким голосом предложила купить у них четыре коробки. Читатели, которые помнят те времена, уверена не зададутся вопросом, а на фига мне нужны были четыре пары туфель не моего размера. Для всех остальных объясню: эти туфли я тут же продала на базаре с тройной накруткой и на вырученную прибыль купила себе такие же туфли своего размера, несколько палок сырокопчённой колбасы, банку кофе и ещё кучу всякой нужности и полезности для выживания в стране Зазеркалья.
Кстати справедливости ради нужно заметить, что навыки выживания, приобретённые мною на родине в конце 80-ых- начале 90-ых , очень помогли мне позже в моей жизни. И во время войны в Югославии ( я там как раз проживала в беременном состоянии) и уже здесь, в эмиграции. Иногда мне кажется, что уже тогда я навсегда исчерпала отведенное мне на мою жизнь богом чувство страха и неуверенности в себе. На всю оставшуюся жизнь.

Селфи.

Сегодня пошла на тренировку в зал, как обычно. Иду по направлению к женской раздевалке, а в довольно узком проходе стоит краля-русалка прямо посредине и делает селфи на своём айфоне. Перегородила всем проход: входящие и выходящие женщины пытаются изогнуться по всяческому, чтобы не задеть её, стоящую в середине, и снимающую себя перед зеркалом на стене. А она этих женщин, включая и меня тоже, даже не замечает: так занята фотосессией самой себя. Долго себя снимала: я успела зайти, переодеться и выйти, а она всё снимается. И задницу отставленную назад сняла, и с руками в боки сняла, и губы утиным клювиком сняла и слишком идеальную чтобы быть настоящей форму груди сняла, и причесончик с залакированной до состояния эрекции чёлочкой сняла, и наклеенные ногти у лица веером сняла. Аж запыхалась бедолажка, а женщины то и дело снуют туда-сюда: мешают ей и портят картинку, попадая в кадр. Я на неё мельком взглянула ( мне некогда, мне же на работу!): таки есть что снимать: фигурка идеальная, всё при ней, но вот что-то не радует. Ни глаз, ни душу. И анекдот сразу вспомнился. Похоронила Сара мужа Изю и через какое-то время вышла замуж за Ваню. Лежит в кровати перед их первой брачной ночью в своих лучших труселях и Ваню с нетерпением ждёт. А Ваня стоит рядом перед зеркалом и собой любуется:
- Сара, как тебе мои бицепсы?
- Ванечка, красивые у тебя бицепсы, давай скорее уже ложись на меня своими бицепсами!
- Нет, ты подожди, Сара, а как тебе мои икры?
- Да классные икры, Ванечка, давай уже скорее прыгай на меня своими икрами, я уже вся изнемогаю, так тебя хочу!
- Нет, подожди, Сара, а как тебе мой член?
- Да большой у тебя член, Ваня, дава уже скорее сюда свой член.
- А как тебе.......
И тут Сара не выдерживает, перебивает Ваню:
- Да шоб ты долго жил, Ваня. За те пол часа, пока ты выёбывался, мой покойный Изя уже бы поимел бы меня минимум три раза и при этом успел бы ещё пошить как минимум одно дамское пальто!

Дедушкины уроки.

Когда я была маленькой девочкой, мама с папой почти каждое лето отдавали меня "на деревню дедушке". Мой дед Петя был очень музыкальным человеком, играл на многих инструментах и был замечательным педагогом от бога. Его уроки я помню до сих пор. И не только уроки музыки.Collapse )

Любви все возрасты покорны...

В одном из заведений, где я как-то работала, случилось ЧП. Пациентка- бабушка (девяносто с хвостиком лет!)- полюбила... банан. Банан в ответ оставался бананом, но и "нет" тоже не говорил. Бабушка приняла молчание банана за согласие и отправила его в своё лоно любви: надёжно и глубоко. И так несколько раз до тех пор, пока банан категорически отказался возвращаться обратно наружу, несмотря даже на длинный маникюр бабушки. И пришлось везти бедную бабулечку в госпиталь, где жёлтый фрукт неразделённой любви был извлечён из её цветка лотоса хирургом отделения скорой помощи. Бабушку вернули заведению похорошевшей и помолодевшей, но её походка на некоторое время несколько видоизменилась.
Теперь на полдник ей выдавали бананы исключительно в виде пудинга. Жизнь бабулечки была в безопасности, но в ней не было места непротёртым бананам, в её голове не звучали фанфары, в глазах не загорались фейерверки. Все дни стали похожи друг на друга, как пластиковые баночки с банановым пудингом из одной упаковки.
А молоденькая медсестричка, работавшая в том же заведении и вызывавшая скорую для бабушки, несколько дней подряд смотрела в небо печальными глазами бурёнки и то ли скорбила, то ли просила полушопотом: "Мне бы её либидо, господи. Мне бы её либидо..."

Просекс и пролюбовь.

В моём детстве и отрочестве напрочь отсутствовал такой важный жизненный момент, как сексуальное воспитание. Первые знания по этому предмету я подчерпнула от подружки-сверстницы во дворе. Нам было лет по девять, когда она без всякого пролога и подготовки сказала мне буквально дословно так: "мужчина берёт и засовывает свою писю в писю женщины..."
Collapse )